Дворянство в пьесе А. П. Чехова «Вишнёвый сад»

Дворянство в пьесе А. П. Чехова. Пьеса А. П. Чехова «Вишнёвый сад» была создана в 1903— 1904 годах. Относительно её жанра — что это — драма или коме­дия? — спор продолжается и поныне.

Сам автор настаивал на том, что это не драма, а комедия, ме­стами даже фарс. Спор Чехова с постановщиком пьесы Стани­славским имел принципиальное значение. Один из критиков пи­сал, что «Вишнёвый сад» — это «памятник над могилой симпатич­ных белоручек».

Проблематика пьесы явилась откликом на вопросы, волновавшие русское общество перед революцией 1905 года. Основная тема пье­сы — гибель дворянского гнезда. В ней глубоко затронуты вопросы гибели старого уклада жизни. А вишнёвый сад — это символ старой помещичьей России. Он переходит в руки новых владельцев вместе с самой Россией. Гибель дворянского класса была исторически зако­номерна. Остатки феодально-дворянского строя должны были рух­нуть и рухнули под напором капитализма. Победа Лопахина над Гаевым и Раневской — вторая тема пьесы. В образах Трофимова и Ани представлена Россия будущего. Это третья тема пьесы, хотя даже сам Чехов признавал, что она не «прописана» до конца.

Кто же такие эти «симпатичные белоручки»?

Вишнёвый сад дорог его владельцам — Раневской, Гаеву, до­рог как воспоминание о детстве и молодости, благополучии, о лёгкой, изящной жизни. Они плачут о потере сада, но, факти­чески, именно из-за их неспособности выйти из своих финансо­вых проблем они отдают свой любимый сад под топор. Поэзия вишнёвого сада и его «дворянское прошлое» заслоняют от них жизнь и требования нового времени. Лопахин правильно назы­вает их «легкомысленными, неделовыми, странными людьми».

На первый взгляд Раневская кажется милым и привлекательным человеком. Личная жизнь её сложилась неудачно. Потеряв мужа и сына, она поселилась за границей и тратит средства на человека, который её обманул и продолжает обирать. Чувства её выражаются несколько преувеличенно, что заставляет усомниться в их силе и глубине. Не­сколько странно выглядит восхищение «шкафиком» и «столиком».

Раневская умна и способна трезво сама себя оценить, но ничего изменить и исправить не умеет. Она упрекает себя за то, что бес­смысленно тратит деньги, в то время как бедная Варя экономит на еде, но продолжает сорить деньгами. Она привязана к Ане и Варе, но уезжает, фактически оставив их на произвол судьбы, забрав последние деньги. Даже её любовь — это тоже своего рода отрыв от реальности, ибо эта любовь к человеку подлому и бесчестному.

Скорее всего, как и со своими экономическими проблемами, она не в силах в ней разобраться, так как «плывёт по течению».

И все же в Раневской многое вызывает симпатию. При всей сентиментальности, безволии в ней есть бескорыстная доброта, широта натуры, способность к искреннему, горячему чувству. Её искренне любит Петя Трофимов, а Лопахин говорит, что она хо­роший, лёгкий, простой человек.

Гораздо мельче Раневской её брат Гаев. И он способен говорить простые, искренние слова и со стыдом понять собственную глупость и пошлость. Но недостатки сестры—легкомыслие, непрактичность, без­волие —доходят у Г’аева до карикатурных размеров. Любовь Андреевна только целует в порыве умиления шкаф, а Гаев в порыве умиления произносит перед ним речь в «высоком с гиде», впадая в слезливый восторг. В собственных глазах он — аристократ самого высокого круга, которому мешают «грубые» запахи. Высокомерно относится он к лю­дям, которые ниже его по происхождению, хотя и понимает, ото такие, как Лопахин, скоро вытеснят его и из вишнёвого сада, и из жизни.

Единственное, на что действительно способен этот либераль­ный барин, это много и красиво говорить, строить неосуществи­мые планы, напоминающие маниловские.

На протяжений пьесы Раневская и Гаев переживают крушение последних надежд, большое душевное потрясение, лишаются дома, семьи, но так и остаются неспособными что-либо понять, чему- либо научиться, сделать что-нибудь полезное.

В конце пьесы они приходят не только к разорению, но и к краху духовному. Они вольно или невольно предают всё, что, казалось, было им дорого: и сад, и родных, и верного Фирса, ко­торого забывают в запертом барском доме.

Раневская возвращается в Париж к своей нелепой «любви», а Гаев, вполне примирившись с происшедшим, пойдёт служить в городскую управу.

И все же понимаешь и принимаешь ту тихую грусть, кото­рой пронизана вся пьеса. Грусть о погибающем прекрасном саде, об уходящих милых, добрых, несколько эгоистичных, ни к чему не способных людях, которых, как понимал Чехов, ничего не ждёт впереди.