Ответственность человека за свою и чужую жизнь (по рассказам Л. П. Чехова «По делам службы», « Ионыч», «Крыжовник»)

Ответственность человека за свою и чужую жизнь. В 90-е годы XIX века в творчестве Чехова наступает перелом, связанный с изменением в общественной жизни. Тематика его произведений становится более серьёзной.

Продолжая линию критического реализма Гоголя и Салтыко­ва-Щедрина, Чехов выступает против гнилой «тины ужасающих мелочей», уродующих жизнь. Всё глубже становятся темы его рас­сказов, усложняются характеры персонажей. Чехова интересует не только среда, засасывающая человека, но и сам человек, те внут­ренние «пружины», которые управляют им и благодаря которым так или иначе складывается его судьба и жизнь людей рядом с ним.

Чехов, как медик по образованию и прекрасный писатель, изоб­ражает многочисленные «истории болезней» его эпохи.

В начале 90-х годов Чехов порывает с толстовством, увлече­ние которым длилось у него шесть-семь лет, и решительно осуж­дает его теорию непротивления злу. Особенно сильное выраже­ние это нашло в повести «Палата № 6» (1892).

Герой «Палаты № 6», доктор Рагин, проповедует толстовское успокоение в самом себе и самоусовершенствование. Сам он че­ловек чрезвычайно мягкий и деликатный, но, благодаря его мяг­кости и пассивному отношению к социальному злу, в больнице, которой он заведует, творятся преступления: больных морят го­лодом, избивают, практически не лечат, особенно ужасно положение душевнобольных, заключённых в палате № 6.

Один из больных называет теорию непротивления «не филосо­фией», а ленью, факирством, сонной дурью. К чему приводит Рати­на вера в непротивление? Он на собственном опыте убеждается, что внутренней свободы для человека не может быть без свободы внеш­ней. Попав за решётку палаты № 6 уже в качестве больного, жесто­ко избитый сторожем, Рагин постигает нелепость своей теории не­противления. В отчаянии он хватается руками за решётку и трясет её, но решётка не поддаётся; Рагин умирает от разрыва сердца.

Та же идея осуждения толстовства звучит в рассказе «Крыжов­ник» (1898). Центральная фигура рассказа — чиновник Чимша- Гималайский. Он всю жизнь жил мечтой купить усадьбу, где он мог бы развести свой крыжовник. Мечта эта осуществилась. Но во что превращается Чимша-Гималайский! Обладание собственно­стью перерождает этого маленького чиновника, сына солдата. Те­перь он землевладелец, мнит себя помещиком, начинает барственно рассуждать о необходимости телесных наказаний для крестьян. Занятый только заботами о хозяйстве, он постепенно превраща­ется в тупого, самодовольного обывателя, равнодушного ко вся­ким духовным и общественным интересам.

Толстовство обрекает людей на замкнутость и эгоизм. Челове­ку нужно не это! «Человеку нужно не три аршина земли; не усадьба, а весь земной шар, вся природа, где на просторе он мог бы про­явить все свойства и особенности своего свободного духа». Задача и обязанность человека — не пассивный уход в мир своего я, а борьба с общественным злом, движение вперёд, жизнь во имя общественных интересов.

Чехов с поразительной силой вскрывал «пошлость пошлого че­ловека», где бы и в каких бы формах она ни проявлялась. Осо­бенно страстно он выступал против пошлости в быту и настрое­ниях интеллигенции.

Тема рассказа «Ионыч» (1898) — изображение мертвенной силы обывательщины и пошлости, засасывающая в своё болото даже культурного человека, если у него нет внутреннего протеста и идейного «противоядия».

Чехов рассказывает печальную историю образованного, дель­ного врача Дмитрия Ионыча Старцева, превращающегося в про­винциальной глуши в угрюмого нелюдима и чёрствого эгоиста.

К познанию жизни человек идёт сложнейшими путями. Так, герой рассказа «По делам службы» (1899) следователь Лыжин, приехавший расследовать самоубийство земского страхового агента Лесницкого, который застрелился от тоски, проходит через духовное перерождение. Он начинает понимать, что «это самоубийство и мужицкое горе лежат и на его совести; мириться с тем, что эти люди, покорные своему жребию, взвалили на себя самое тяжёлое и тёмное в жизни — как эго ужасно! Мириться с этим, а для себя желать светлой, шумной жизни среди счастливых, довольных людей и постоянно мечтать о такой жизни — э го значит мечтать о новых самоубийствах людей, задавленных трудом и заботой, или людей слабых, заброшенных, о которых только говорят иногда за ужи­ном, с досадой или с усмешкой, но к которым не идут на помощь…»

Своими произведениями великий писатель предостерегает че­ловека от равнодушия, непротивления злу, осуждает пассивность и созерцательность. Он говорит, что нужно «перевернугь жизнь», пишет о необходимости для человека полной свободы от всякого насилия и неравенства, говорит о достоинстве человека.

Рассказы Чехова, по словам Горького, возбуждали «отвраще­ние к этой сонной, полумёртвой жизни», лечили читателей от нрав­ственной слабости, пассивности, звати к поискам истинно чело­веческой и прекрасной жизни. Сегодня произведения Чехова не потеряли своей актуальности и получили возможность нового прочтения, предлагая нам моральные проблемы, возникающие перед каждым новым поколением.

В творчестве Чехова, как и у Толстого, представлен мир высо­ких идей, нравственных ценностей. «Вечные вопросы» оказыва­ются предметом размышления великого русского писателя, что поставило его во главе эпохи «девяностых» годов XIX века и сде­лало одним из самых читаемых писателей XX века.