Первое сентября

Первое сентября. Звонкое уже не летнее утро. Глаза ещё закрыты. Слышу звон­кие трели птиц. Это же зимние птицы?! И вдруг понимаю — поёт душа. Когда открою глаза, слышимое пение исчезнет, но останет­ся та неуловимая часть, беззвучная музыка души, которая посто­янно подбадривает, не даёт отступать, оступиться. Музыка, к ко­торой ещё не придумали звуков.

Хочется, чтобы хоть этот день был ярким, красочным, солнеч­ным, чтобы бросался в глаза и резал их, как ослепительно сверка­ющий солнечный луч, озаряющий, пусть и тернистую, дорогу жизни на десятилетия вперёд и на десятилетия назад.

Открываю глаза — о чудо! На стене — солнечные зайчики, ко­торые пробрались сквозь ещё зелёную листву, чтобы разбудить всех звонкими словами. Только взглянешь на эти блики — и сразу зве­нят, поют и радужно переливаются мысли, объёмные, как горный хрусталь, играющие маленькую партию колокольчиков в увертю­ре великого дня: «Первое сентября! Первое сентября!»

Сегодня некогда отдыхать! Соскакиваю с кровати, неохотно отпускающей меня, и тяжёлым камнем, горой на плечи навалива­ется обыденность.

Выхожу на улицу — и утро уже не через окно врывается в душу, обновляет её, смывает все заботы, а лёгкий порыв ветерка прида­ёт необыкновенную ясность уму и насовсем уносит далеко-далеко тяжёлую гору. Вот только теперь, как зима весной, вчерашний хло­потливый день отступает и, как весна, приходит чудесный неза­бываемый для всех день, в котором, хочется верить, не будет огор­чений. День Первого сентября!

И кажется, что сейчас зазвенит осенняя капель: серебром по серебру, хрустальной водой по ослепительно белоснежному сне­гу, словами «Первое сентября» по душе.