Проза В. М. Шукшина

Проза В. М. Шукшина. Современная деревенская проза играет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр по праву занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современного читателя волнуют вопросы нравственности, любви к природе, доброго отношения к людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателей современности, писавших и пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее место занимают такие писатели, Исак Виктор Петрович Астафьев («Царь-рыба», «Пастух и пастушка»), Валентин Григорьевич Распутин («Живи и помни», «Прощание с Матерой»), Василий Макарович Шукшин («Сельские жители», «Любавины», «Я пришел дать вам волю») и другие.

Особое место в ряду писателей-«деревенщиков» занимает Василий Макарович Шукшин. Его своеобразное творчество привлекало И будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и за рубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли.

Василий Макарович Шукшин родился в 1929 г., в селе Сростки Алтайского края. Именно благодаря своей малой родине, Шукшин научился ценить землю, труд человека на этой земле, научился понимать суровую прозу сельской жизни. В 1958 г. Василий Шукшин дебютирует в кино («Два Федора»), а также в литературе («Рассказ в телеге»). В 1963 г. Шукшин выпускает свой перэый сборник рассказов «Сельские жители». К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом. Следуют годы напряженной и кропотливой работы. В 1965 г. выходит его роман «Любавины», и в том же году на экранах страны появляется фильм «Живет такой парень», который удостаивается главной премии на фестивале в Венеции. Только по одному этому примеру можно судить, с какой самоотдачей и интенсивностью работал художник. Или уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин («Кляуза»). Очень естественная реакция человека совестливого и доброго…

Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев. Идеализация вообще противоречит искусству писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому. И вот уже не разобрать, кто там взывает к человечности — писатель Шукшин или Ванька Тепляшин.

Шукшинский герой, сталкиваясь с «узколобым гориллой», может в отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать: «Тут надо сразу бить табуреткой по голове — единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо» («Боря»). Это чисто «шукшинская» коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они — это они. А хаму так легко, так просто укорить совестливого человека. И все чаще столкновения героев Шукшина оказываются драматическими для них.

Шукшина многие считали писателем комическим, «шутейным», но с годами все отчетливее обнаруживалась односторонность этого утверждения, как, впрочем, и другого — о «благодушной бесконфликтности» произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина остроперипетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизироваться, а в драматическом обнаруживается комическое. При укрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств, сюжет предполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые ломают привычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости («Осенью»).

Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Любавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стариков и старух, рассказывал ли о неизбежном уходе человека и прощании его со всем земным, ставил ли фильмы о Пашке Когольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, он всегда изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — реки, дороги, бесконечной пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин наполняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек ? В чем суть его бытия на земле?

Исследование русского национального характера, складывавшегося на протяжении столетий, и изменений в нем, связанных с бурными переменами XX века, составляет сильную сторону творчества Шукшина.

Земное притяжение и влечение к земле — сильнейшее чувство земледельца. Земля — поэтически многозначительный образ в искусстве Шукшина: дом родной, пашня, степь, Родина, мать-сыра земля… Народно-образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и философских: о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цепи поколений, о Родине, о духовных связях. Всеобъемлющий образ земли-Родины становится центром тяготения всего содержания творчества Шукшина: основных коллизий, художественных концепций, нравственно-эстетических идеалов. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина вполне закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили такую своеобразную прозу.

Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах стал роман «Любавины». В нем речь шла о начале 20-х гг. XX в. Но главным героем, главным воплощением, средоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию посвящен второй и последний роман Шукшина «Я пришел дать вам волю». Когда впервые заинтересовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже в сборнике «Сельские жители» начинается разговор о нем. Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-то гранями своего характера абсолютно современен, что в нем — сосредоточены национальные особенности русского народа. И это, драгоценное для себя открытие, Шукшин хотел донести до читателя. Сегодняшний человек остро ощущает, как «сократилась дистанция между современностью и историей». Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с позиции людей своего времени, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время.

Проходит несколько лет после окончания работы над романом «Любавины», и Шукшин на новом художественном уровне пытается исследовать процессы, происходящие в русском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявшегося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам собирался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было бы ожидать нового глубокого проникновения в русский национальный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и называется — «Характеры», и само это название подчеркивает пристрастие писателя к тому, что складывалось в определенных исторических условиях.

А может это торопливость, нетерпение? Или желание немедленно утвердить себя в литературе на самой прочной — «романной» — основе? Безусловно, это не так. Шукшиным было написано всего два романа. И как говорил сам Василий Макарович, его интересовала одна тема: судьбы русского крестьянства. Шукшин сумел задеть читателя за живое, пробиться в его душу и заставить его потрясенно спросить: «Что с нами происходит?» Шукшин не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду и этой правдой сблизить людей. И быть понятым! Все усилия Шукши-на-творца были направлены к этому. Он считал: «Искусство — так сказать, чтобы тебя поняли».

С первых шагов в искусстве Шукшин объяснял, спорил, доказывал. Ему говорят, что фильм «Живет такой парень» — это комедия. Он недоумевает и пишет послесловие к фильму. Ему подкидывают на встрече с молодыми учеными каверзный вопрос, он тушуется, а потом садится за статью («Монолог на лестнице»).

Отправной точкой, с которой началась творческая жизнь Шукшина, которая дала толчок к развитию его потрясающих творческих сил, стала деревня. Память, размышления о жизни вели его в село. Здесь он распознавал «острейшие схлесты и конфликты», которые побуждали к широким размышлениям над проблемами современного общества. «Сама потребность взяться за перо лежит, думаю, в душе растревоженной. Трудно найти другую такую побудительную причину, которая заставит человека, что-то знающего, поделиться своим знанием с другими людьми», — писал Шукшин. В народности искусства Шукшина заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественности, высокой простоты и артистизма. В творчестве Шукшина, в его личности, биографии самобытно выразились характер народа, духовное состояние, условия его бытия в эпоху 40—70-х гг. — послевоенного тридцатилетия.

Где брал материал для своих произведений писатель? Везде, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферу искусства. Герой Шукшина оказался не только незнакомым, но и отчасти непонятным читателю. Любители «дистиллированной» прозы требовали «красивого героя», чтобы, не дай Бог, не растревожить собственную душу. А в героях Шукшина поражают непосредственность действия, логическая непредсказуемость поступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из лагеря за три месяца до окончания срока.

Сам Шукшин признавался: «Мне интереснее всего исследовать характер чело-века-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естествен. Но у него всегда разумная душа». Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может, ими самими еще не осознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы и ведет иногда к самым неожиданным результатам.

Обожгла боль от измены жены Серегу Безменова, и он отрубил себе два пальца («Беспалый»). Оскорбил очкарика в магазине хам-продавец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель («А поутру они проснулись…») и т. д.

В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой («Сураз», «Жена мужа в Париж провожала»). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева («Обида»), «несгибаемая» тетя-продавец нахамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, пробиваться сквозь стену равнодушия. И … схватится за молоток.

В рассказах, написанных в последние годы жизни писателя, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос, обращенный прямо к читателю. Шукшин заговорил о самом главном, наболевшем, обнажая свою художническую позицию. Он словно почувствовал, что его герои не все могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется «внезапных», «навыдуманных» рассказов от самого себя — Василия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к «неслыханной простоте», своеобразной обнаженности — в традициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, а выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторское слово.

Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство. «Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке», — говорил он. С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

 

Добавить комментарий