Судьба Оливера Твиста Ч. Диккенса «Оливер Твист»

Судьба Оливера Твиста. Роман «Оливер Твист» открывает собой ряд социальных рома­нов Диккенса, в центре каждого из которых стоит образ простого человека, чьи жизнь и невзгоды отображают типическую участь людей из народа.

«Оливер Твист» — это роман о тяжёлых жизненных испыта­ниях ребёнка. Герой романа родился в работном доме, а факт этот не обещал ему ничего, кроме полной невзгод жизни.

С самых первых страниц романа Диккенс подчёркивает, что в судьбе Оливера нет ничего необычного, такие вещи случаются каждодневно и повсеместно. «Старая история!» — произносит док­тор, взглянув на стоптанные башмаки умирающей матери Оливе­ра, на её руку, на которой не было обручального кольца.

Изображение работного дома, где родился Оливер, было очень злободневной темой в литературе Англии 30- 40-х годов. По за­конодательству 1834 года в работных домах Англии устанавливался такой режим, который превращал их в тюрьмы: бедняка насильно разлучали с семьёй, кормили впроголодь, заставляли выполнять бесполезную работу и постепенно доводили его до полного оту­пения.

Не случайно рабочие стали называть работные дома «бастили- ями для бедных», нередко предпочитая голодную смерть заточе­нию в работном доме.

Писатель начинает с героического изображения «счастья» сво­его героя: появись на свет Оливер не в работном доме, окажись он в заботливых руках нежных нянюшек, он попросту не выжил бы, тогда как предоставленный природе и самому себе младенец все же выкарабкался из лап смерти.

Новорождённый Оливер оказывается, как вещь, занумерован­ным и приобщённым к множеству таких же, как и он. Диккенс рисует изнурённых, чахлых, вечно голодных детей, лишённых всех радо­стей своего возраста, многие из которых умирают в младенчестве.

Всякая попытка, как считают воспитатели, «протеста» жестоко наказывается. Так, «строптивого» Оливера, которого они считают кандидатом в висельники, зато, что он осмелился попросить до­бавки жидкой кашицы, они подвергают одиночному заключению и нещадной порке, а после этого пытаются отдать его сначала тру­бочисту, а потом гробовщику, хотя им хорошо известно, напри­мер, что трубочист уже забил насмерть несколько мальчиков.

Во второй части романа показаны злоключения юного героя, который бежит от своего хозяина в Лондоне и попадает в лапы шайки воров. И скупщик краденого Фейгин, и жестокий граби­тель Сайкс, и зловещий «джентльмен» Монке (личная заинтере­сованность которого в судьбе Оливера раскрывается позднее) безуспешно пытаются заставить мальчика воровать. Оливер прояв­ляет твёрдость и отказывается участвовать в преступном промысле. Счастливое стечение обстоятельств позволяет ему уйти от граби­телей и найти приют у старого добряка Браунлоу (который, как выясняется впоследствии, был другом отца мальчика), а затем — после того как ворам удаётся на время вновь захватить Оливера — у Розы Мэйли, дом которой решено было ограбить, а мальчика использовать для проникновения в запертый дом. Наконец, он вновь попадает к мистеру Браунлоу, который становится его при­ёмным отцом.

Добрый мистер Браунлоу оказывается первым, кто пожалел «кандидата в висельники», кто по-человечески отнесся к несчаст­ному ребёнку. На страницах романа писатель-гуманист показыва­ет, что не стоит сводить человеческие побуждения, стимулы чело­веческой деятельности к эгоистическому расчёту и выгоде. И та­кое отношение было вознаграждено беззаветной любовью несчаст­ного мальчика-сироты к своему спасителю. Диккенс показывает торжество доброты и любви над законами общества, где господ­ствует власть денег.

Диккенс несколько идеализирует своего героя: Оливер Твист — жертва уродливых социальных условий жизни, но вместе с тем он, как и любой герой просветительского романа, врожденно добр и никакие дурные внешние влияния не пристают к нему. Как легко смывается с лица грязь, так безболезненно удаётся сохранить Оли­веру в чистоте душу.

Стремление вызвать чувство симпатии, сострадания занимает очень большое место в романе. Сам писатель глубоко заинтересо­ван в судьбе своего любимого героя и заставляет читателя пере­живать его невзгоды и радоваться тем счастливым моментам, ко­торые выпадают на его долю.

Изображая на последних страницах романа счастливую, хотя и с налётом некоторой грусти жизнь Оливера, который, наконец, обрёл свой дом и любящую семью, Диккенс придаёт ей несколь­ко романтическую окраску. Но это романтизм желаемого, в кото­рый выливается горячее стремление писателя к торжеству справед­ливости.